Украина - Европа: пошлины обнуляются, квоты растут...

Piatnicky_3Заместитель министра экономики Украины Валерий Пятницкийпозитивно оценил результаты прошедшего на прошлой неделе очередного раунда переговоров между Украиной и ЕС о подготовке соглашения о зоне свободной торговли.

 

В частности, удалось договориться об увеличении квот на экспорт зерна и беспошлинной торговле некоторыми видами сельхозпродукции. Вместе с этим, вопросы сотрудничества в энергетической сфере, по его мнению, необходимо решать на более высоком уровне.

 

- Валерий Тезиевич, по каким видам продукции удалось достичь договоренностей по либерализации?
- По большей части товаров уже давно достигнута договорённость о либерализации. На сегодняшний день переговоры ведутся по отдельным сельскохозяйственным товарам. На этом раунде закреплены дополнительные договорённости о либерализации. Часть продукции (примерно 20%), по которым ранее ЕС предлагал квоты, будет либерализировано в рамках так называемых секторальных инициатив “ноль на ноль”. То есть ЕС отказывается по ряду товаров от квотирования и снижает ставки импортных пошлин до нуля. В свою очередь мы тоже снижаем свои импортные пошлины по этим же товарам.

 

-  О каких товарах идет речь?
- Прежде всего, это товары кондитерской промышленности, как конечные (конфеты и шоколад, и печенье), так и полуфабрикаты. Хочу сказать, что не специалисту даже сложно представить, что это за продукция. Есть также некоторые другие товары пищевой промышленности, а также связанные с табачной отраслью. Но хочу подчеркнуть, что вся эта продукция уже имеет добавленную стоимость.

 

- Удалось ли договориться о приемлемых квотах на экспорт мяса в страны ЕС?
- По мясу будут тарифные квоты. Что касается объемов, то речь идет о реальных цифрах, в соответствии с возможностью их производства и поставок. Главное, мы договорились, что квоты не будут фиксироваться на одном уровне, а предполагается постепенное их увеличение на протяжении 5 лет. По каждому виду продукции будет конечно свой размер увеличения. По оставшейся части тоже есть договоренность о квотах, и они достаточно нормальные.

 

- Некоторые эксперты отмечали, что квоты на зерно предлагаемые ЕС мизерны. Удалось ли договориться об их увеличении?
- По зерну сейчас квоты существенные.  Но я не буду ни одной цифры называть до тех про пока не будет поставлена точка в переговорах. Но хочу отметить, что прогресс есть.


Кстати, некто Корнилов (Директор Института стран СНГ Владимир Корнилов) недавно заявил, что ж это за неподобство, что Украине дают квоту в 5 тыс. тонн на зерно. Так вот, это ложь. Сегодня речь идёт об объемах адекватных тем, которые традиционно складываются в нашей торговле.

 

- Вы уже рассказывали о том, что Украина согласится на отмену ввозной пошлины на сыр. Как это отразится на внутреннем рынке.
- По поводу сыра удалось достичь хорошего результата. Мы сможем экспортировать сыр без пошлин и предложили снять пошлины на ввоз в Украину на те виды сыра, которые будут защищаться как географические наименования. Однако в отношении сыров, полученных в результате промышленной переработки, либерализация будет не полной. Таким образом, в результате у нас могут появиться очень экзотические сыры, которые не нарушат равновесие на рынке, а с другой стороны это позволит европейским странам, независимо от того, крупные это или мелкие производители, иметь шанс экспортировать продукцию на украинский рынок. В результате мы, может быть, увидим в магазинах до 100 видов сыра, географические наименования которых защищаются в ЕС и будут защищаться у нас.

 

- И, следовательно, цена на эти сыры не будет существенно отличаться от цены в странах ЕС?
- Да, цена на них не будет существенно выше, чем в супермаркетах стран Европы.

 

- Некоторые украинские производители выпускают пармезан, камамбер. Смогут ли они продолжать выпуск этих сыров?
- Не вопрос. Скажем, тот же Пирятинский пармезан можно будет выпускать и продавать. С ним можно будет выходить и на внешний рынок. Защищаться будет только Пармиджано Реджано (Parmigiano Reggiano) и все. Камамбер тоже можно будет производить и продавать и яготинский, и белоцерковский, и пирятинский, и любой другой, за исключением Камамбер де Норманди (Camembert de Normandi). Если будет доказано, что Нормандия находится где-то на побережье Украины, то тогда уже другое дело (шутка).

 

- А как насчет коньяка и шампанского?
- Тут уже сложнее. Это четкие географические наименования. Но будет разработан компенсационный пакет для производителей коньяка и шампанского, которые попадают под определенные критерии. И тут я отмечу, что если кто-то вдруг, услышав об этом компенсационном пакете, вдруг сейчас начнет разливать коньяк, то его эти компенсационные меры не коснутся. Речь будет идти об определенных производителях, которые возникли до определенного времени.

 

- В каком виде будет компенсация?
- Это уже предмет договоренности не только между бюрократами  Брюсселя и Киева. Это будет решаться в диалоге бизнеса. Если мы говорим, что допустим, 10 лет будет переходный период, то это не значит, что производители у нас должны сидеть на печи и ожидание чуда, а что-то делать для продвижения продукции на рынок ЕС. Если сейчас, к примеру, там есть украинские игристые вина, то появится возможность продвигать их еще больше. Для этого нужно качество, нужны лаборатории, которые дают возможность не по 20 показателям контролировать продукцию, а по 200, как это делается в странах - крупных производителях вина.

 

- Какие остались нерешенные вопросы по энергетике?
- Касаемо энергетики, мы уже вышли наверно, на тот этап, когда на уровне экспертов говорить сложно. Все, что мы могли сделать - уже сделано. Эксперты подготовили позиции к потенциальным соглашениям с обеих сторон. Дальше должны быть уже решения на политическом уровне либо первого вице-премьера или министра энергетики. Это во многом уже вопрос не экспертного уровня.

 

- Если можно, конкретне о транзите газа?
- Сейчас, если мы говорим о газе или других видах энергетических товаров, то должна быть свобода транзита или даже скорее гарантия бесперебойного транзита. Это базовый принцип. С другой стороны, наши европейские коллеги хотят иметь гарантии неповторения неприятных инцидентов, которые происходили в недалеком прошлом.


Сегодня в сфере энергетики  амбиции европейцев выходят за рамки соглашения о свободной торговле, поскольку ни в одном соглашении о свободной торговли у европейцев таких требований и параметров которые они хотят заложить по энергетике в этом соглашении, нет. Фактически нам  предлагается игра на одном поле - на территории Украины. Я понимаю, что наверно мы на сегодняшний день не можем рассматривать себя каким-то глобальным игроком, доминирующим на еврорынке, но с другой стороны, если у нас соглашение двустороннее, то давайте его и строить соответственно, включая возможности для нас доступа на европейский рынок в энергетических услугах.

 

- Не считаете ли Вы, что заявления об ожидаемых сроках завершения могут отразиться на результате достигнутых договоренностей? К примеру, эксперты высказывают критические замечания в отношении условий присоединения Украины к ВТО. Мол сейчас эти недостатки «вылезают боком». И это, по их мнению, якобы происходит именно из-за желания как можно быстрее завершить процесс.
- Покажите мне этих экспертов, которые знают наши условия и знают конкретно, что вылезает. Пока я не услышал никакого конкретного примера. Когда вы говорите, что мы ускоряемся, то хочу спросить, сколько лет мы ведем переговоры? Уже 3 года. А до этого мы 2 года  вели интенсивные консультации, обсуждая все разделы.

Поэтому, то что сейчас выглядит как ускорение, вы меня извините... Когда вы строите дом, когда у вас только закладывается фундамент, то кажется что ничего не движется. Когда вы накрыли крышу и начали отделочные работы, то кажется что все закончено и все ускоряется. Так вот, здесь это тот же процесс. Все когда-то дозревает и достигает завершенного варианта. Многие разделы практически завершены. Никакого искусственного ускорения нет. Идет непрерывный рабочий процесс над соглашением. Ускорение ради ускорения не существует. Если было бы ускорение, то я сегодня вам бы доложил, что мы по всем разделам поставили точки. А сейчас, мы даже те разделы, которые закончили обсуждать, просматриваем еще и еще раз, ищем возможные блохи, выверяем, проверяем, перепроверяем. Нет никакой паники, спешки и  шапкозакидательских настроений подготовить соглашение, к примеру, к 1 мая...

 

- Когда состоится следующий раунд переговоров?
- Раунд промежуточный назначен на середину мая, а полноценный пройдет в середине июня.  Вот к примеру, мы сейчас по многим вещам договорились, но некоторые моменты просто надо отработать на месте с одной и другой стороны. На переговорах мы договорились, сказали ОК, но я должен вернуться в Украину и обсудить эти моменты с теми или иными отраслями. Каждый раунд мы работаем как последний.

 

- Валерий Тезиевич, скажите, отразилась ли как-то на ходе переговоров информационная  «волна» по поводу возможной перспективу присоединения Украины к Таможенному союзу? Высказывались мнения, что Украина хочет, чуть ли не обмануть кого-то или затянуть время для принятия решения по ЗСТ с Евросоюзом...
- Мы не собираемся обманывать европейцев. У нас искреннее желание завершить переговоры и подписать соглашение. Мы работаем на результат, а не для того, чтоб поговорить или затянуть время.
Знаете, когда эксперты проводят переговоры, то они сконцентрированы на процессе и меньше читают все, что этому сопутствует. По крайней мере, на настроение наших переговоров информация, которая появлялась в украинской прессе, никак не отражалась.

- Спасибо за интервью.

 

(Униан)