Валерий Пятницкий: Украина - не "падчерица" ЕС. Мы нужны Европе также, как она - нам

PiatnickiyЗаместитель министра экономики, руководитель переговорной группы от Украины Валерий Пятницкий – о ходе переговоров по созданию зоны свободной торговли с Евросоюзом: "Когда мы подпишем договор о зоне свободной торговли, если у нас все выйдет, то это будет такой своеобразный дорожный указатель, программа действий на ближайшие 10-15 лет, которая предусматривает много регуляторных трансформаций. Это один из основных позитивных моментов договора – возможность заложить основы постепенного реформирования.

 


Мы не можем не согласиться с ЕС, что европейский рынок – это огромный рынок с полу- миллиардом населения. Но и Украина не «падчерица». Да, у нас в 10 раз меньше населения, но наш рынок достаточно емкий, и если бы мы не были интересны друг другу даже с этой точки зрения, вряд ли бы мы так настойчиво работали. Да, мы «буксуем» по некоторым вопросам, но это потому, что цена их очень велика.


Если мы входим в европейский рынок, то важно то, чтоб мы там действительно присутствовали. Это не должно быть теорией - это должно стать частью нашей жизни и воплощаться в разных ее сферах.


Сейчас самые большие преграды - это не тарифы. Самые большие преграды – это нетарифные меры, это и квоты, и время прохождения границы. Если прохождение границы занимает больше времени, чем производство товара - что это за торговля?


Кроме того, если продукция не отвечает тем или другим стандартам – то эта продукция тоже не будет никому нужна. Мы потратим много времени и усилий на адаптацию, создадим какие-то новые рабочие места, но результат этой работы будет никому не нужен.


Основная тяжесть этих реформ ложится на украинский бизнес – и конечно бизнес должен понимать, что он найдет для себя возможности, и что ни одни сектор не будет исключен от этих возможностей. Европейцы должны знать не только украинский металл или украинское подсолнечное масло. И то, и другое экспортируется миллионами тонн. Нужны возможности и для малого и среднего бизнеса, который не торгует миллионами тонн, не имеет миллиардных оборотов. И это самое тяжелое задание. А в эти 96% либерализации очень часто формируют как раз эти миллионы тонн.

Европа не хочет конкуренции со стороны Украины


Нам, например, говорят – после подписания договора о ЗСТ мы сможем открывать и создавать банки в ЕС. Извините, господа – Украина уже может это делать по условиям ВТО, мы можем этим пользоваться. Мы уже это имеем сегодня.
Если нам говорят о сферах услуг – то например услуги наземного транспорта исключаются из договора. То есть то, что нам интересно, там, где мы можем предложить услуги, конкурировать - это исключается. Предлог отличный - это не входит в компетенцию комиссии, это входит в компетенцию стран – членов ЕС. Но с кем мы подписываем договор? С ЕС! Наш бизнес не должен оставаться на нашем рынке. Мы уже и так на нем находимся.
И не надо рассматривать переходной период как подарок нам, как услугу. Это не подарок - это то время, которое нас отодвигает от вхождения на европейский рынок.

Что предлагает украинская сторона


Амбиции у нас довольно большие. Например, кондитерская отрасль предложила инициативу «ноль на ноль» - то есть мы готовы с первого дня открыть свой рынок, если европейцы с первого дня откроют и свой. Постепенно мы выходим на все большее количество тарифных линий. Но если быть откровенным, то в этом договоре мы не выйдем на абсолютный ноль. Украинская сторона например исключает из полной либерализации наш автомобильный сектор.


Мы будем и дальше работать, это нормальный переговорный процесс и наша цель – заключить договор, который создаст условия доступа на рынок. Нам нужно чтобы с первого дня мы могли воспользоваться максимальным количеством возможностей, которые дает этот договор.


Но если мы открываем другие тексты договоров и по тем же самым позициям стран, которые иногда вообще не говорят ни о какой европейской перспективе, иногда имеют лучшие условия доступа, чем мы. Тогда возникают вопросы, что что-то тут не так."

 

("Дело")